Стрелков Георгий Александрович

Родился 20 ноября 1924 года в простой крестьянской семье в селе Козино Шарканского района Удмуртской АССР.

—Как Вы узнали о начале войны?

—22-го июня мы как раз находились в поле на уборке сена. Вдруг к нам прибежала мать и сообщила, что началась война. Мы выпрягли лошадей и верхом поехали в правление колхоза, где нам эту информацию подтвердили.

Что изменилось с началом войны?

— Сразу же стали призывать ребят старшего возраста, вплоть до 1922 года рождения. Из них почти никто не вернулся домой... Вскоре к нам в деревню стали прибывать эвакуированные из Ленинградской области. Мы тоже приютили у себя в доме семью из Ленинграда. Их приняли очень хорошо, они работали в колхозе и мы делились с ними всем, чем могли.

В  марте 1943 года я попал в инженерную бригаду Воронежского Фронта. После недолгого пребывания меня перевели в 1-ю Гвардейскую Инженерную Бригаду командиром отделения и присвоили звание сержанта. Я как раз попал к началу битвы на Орловско-Курской дуге, и мне довелось принимать участие в подготовке к этому величайшему сражению.Мы занимались обустройством инженерных сооружений, подъездных путей, траншей, на танкоопасных направлениях минировали участки местности, готовили склады с «болванками» — минами без взрывателей. В случае необходимости они всегда находились у нас под рукой в большом количестве, и для их применения необходимо было только вставить взрыватель. Также мы строили ДОТы, ДЗОТы, устанавливали проволочное заграждение. Перед Курской битвой был проделан огромный объем работы. Мы работали, не зная сна и отдыха.

Где Вы встретили День Победы?

— После того, как мы организовали разминирование командного пункта для командующего 8-й Гвардейской Армией Василия Чуйкова, нас направили на дальнейшее разминирование объектов в сторону Бранденбургских ворот. Вместе с наступающими частями дошли до Рейхстага, который к тому времени уже был взят нашими войсками. И судя по надписям на стенах и колоннах, взят давно. А когда через несколько дней сообщили, что кончилась война, мы долго не могли прийти в себя от радости. Не верили, что уцелели... Вскоре в Берлине организовали совместный с союзниками парад. Это был самый первый Парад Победы. Он, конечно, был гораздо скромнее того, который состоялся в июне в Москве. Тогда по улицам Берлина торжественным маршем прошли войска союзников, а на параде присутствовали Эйзенхауэр, Монтгомери и Жуков. Я, по причине своего «богатырского» роста, шел в предпоследней шеренге. Но для нас тогда был важен не сам парад, а то, что мы остались живыми!

Всегда ли была уверенность в Победе?

— Лично я верил в это всегда. Мы выполняли свою задачу добросовестно, немцам приходилось туго, так что были уверены в своей победе.

Война снится?

— Очень часто, особенно в последнее время. Иногда даже просыпаюсь ночью, так ясно вспоминается в снах все, что происходило со мною на фронте...

Источник: http://iremember.ru/memoirs/saperi/strelkov-georgiy-aleksandrovich/?sphrase_id=9230

Возврат к списку