Версия для слабовидящих
Официальный сайт Главы Удмуртской Республики
и Правительства Удмуртской Республики
 
  • Сегодня:
  • Время:  

Пресс-брифинг о результатах деятельности Правительства УР в 2017 году

24 апреля в Резиденции руководителя региона состоялся брифинг, на котором Глава Удмуртии Александр Бречалов, Председатель Правительства УР Ярослав Семенов и Председатель Государственного Совета УР Алексей Прасолов прокомментировали основные тезисы Отчёта о результатах деятельности Правительства Удмуртской Республики в 2017 году.

Напомним, что с данным докладом Глава республики выступил перед депутатским корпусом и общественностью днём этого же дня. Текст доклада опубликован на сайте www.udmurt.ru/about/info/anounces/?ELEMENT_ID=319208.

Приводим стенограмму пресс-брифинга (стенограмма публикуется с незначительными сокращениями):

Ульяна Колмогорова (Медиагруппа «Центр»): Александр Владимирович, здравствуйте. Чуть больше года назад вы познакомились с Удмуртией. Те задачи, которые Вы перед собой ставили – видоизменились ли они за этот год, по мере узнавания региона? И вопрос, который, думаю, волнует многих: готовы ли Вы заявить, что до конца пятилетнего срока останетесь в республике?

Александр Бречалов: Давайте со второго вопроса. Очень хочу до конца своего срока работать в республике. Это абсолютно искреннее желание, потому что вызов оказался намного интересней – сложнее, но и интересней. Я абсолютно честно влюблён в республику. Вчера вечером с коллегами подводили итоги – и я сказал, что с удовольствием еду в районы. Давно уже не был «на земле» и вот завтра по плану Сюмсинский район. Понял, что мне этого не хватает как кислорода. Нечего добавить. В целом понимаю, откуда вопрос. Обычная история: всех (принято) куда-то «отправлять», применительно к Главам – обсуждать тему «отставки-не отставки», перехода на новую должность. Но у меня никаких других планов на ближайшие четыре года нет. Мне очень хочется, повторюсь, работать в республике. Конечно, за год задачи изменились. Но ключевые были, остаются и, боюсь, долго ещё будут актуальны. Первая – госдолг и состояние бюджета Удмуртии. Мы до сих пор находимся в критическом положении, у нас текущий дефицит 3 млрд рублей. Я редко даю положительные оценки работе своей и своей команды, но тот факт, что нам удалось удержать госдолг, не увеличивая его, – это (результат). Снижение же суммы долга – не просто цифра, которой добиваемся из «спортивного интереса», это прямая конвертация в расходы на обслуживание долга. Работой занялись даже не с начала 2017 года, так как бюджет уже был принят, но, считаю, финансовый блок отработал хорошо, и мы с Государственным Советом Удмуртии поработали конструктивно. Плюс поддержка Федерации – почти 4 млрд рублей плюсом субсидий и дотаций.

Второй острый вопрос – дороги. Я пришёл на понятном фоне, впереди был большой политический сезон: выборы в Государственный Совет, выборы высшего должностного лица республики, а 18 марта выборы Президента России. Ясно, что информационную повестку и фон надо было менять. Это с точки зрения политики. А с точки зрения качества жизни (дороги) и вовсе первый показатель. Когда человеку нет возможности доехать до поликлиники, театра, вокзала, - ну всё, про экономику можно и не говорить. На этих двух ключевых направлениях (финансовое оздоровление и дороги) мы и сконцентрировались. Также пришлось оперативно принимать решения в здравоохранении. Не могу сказать, что там были фатальные ошибки, но, действительно, переусердствовали с оптимизацией. Тоже пытаемся решать (проблему). Пока это не система. Едем, (в ручном режиме) разбираемся, стоматолога возвращаем – ну и так далее.

Возвращаясь к вопросу про впечатления об Удмуртии, больше было таких открытий и удивлений – со знаком плюс. Единственное, что мешает процессу, – нежелание многих людей менять что-либо. Это целая катастрофа. Мы столько времени потратили на преодоление инертности, преодоление барьеров, которые сами себе выстроили! В целом же весь год работали плотно, в том числе и с вами. Вы сами можете оценить, вы общаетесь с людьми, читаете комментарии, в том числе в соцсетях, где люди нас оценивают, - «диджитал» и прочее.

Андрей Сенчёнок (Интерфакс): Александр Владимирович, Вы уже затрагивали тему административной оптимизации. Если немного её развить – есть ли планы слияния административных единиц Удмуртии – муниципалитетов, районов? Если да, то когда и по какому принципу?

Александр Бречалов: Мы буквально на прошлой неделе с Алексеем Михайловичем (Прасоловым) это обсуждали. Видение такое есть. Но! Я не случайно начал итоговый доклад сегодня с темы обращения граждан. Был уверен, что через какое-то время вы поймёте - мы всё решаем во взаимодействии с людьми. Я был в Камбарском районе, где три человека попросили район объединить, а три сказали: не дай Бог. Так что предстоит обсуждать. «Во что бы то ни стало» мы (оптимизировать) не будем! Но такой вопрос в повестке есть. Добавлю, что существуют различные модели управления, которые позволяют этого избежать <…> Первый шаг (к решению проблемы избыточного чиновничьего аппарата) мы сегодня сформулировали – это административная реформа, которая коснётся управленческого персонала, всех звеньев. Это тяжёлая очень тема. И её не просто решить, поверьте мне. И решать её будем не по схеме «пол-палец-потолок», не «потому что Бречалов решил сократить на 30 процентов». За этим серьёзные расчёты, глубокий анализ – мы его делали год. Сравнивали с коллегами, с другими регионами. В частности, Александр Свинин (первый заместитель Председателя Правительства УР) этим занимался. Поверьте, мне проще всего было объявить с 1 июня «все на выход». Вот как на одном из предприятий раздали восьми сотням работников перед Новым годом уведомления о сокращении – и закон, в принципе, это позволяет. Но мы такого никогда не сделаем! Если люди были востребованы в предыдущей системе координат, то мы должны учесть их проблемы и интересы - будем стремиться их трудоустроить.

Евгения Самуськова (ТАСС): Вопрос по ситуации в молочной отрасли. Сегодня Вы сказали, что она ухудшилась с февраля, когда происходили встречи с производителями молока. В чём основная проблема и как регион будет её решать? И второй, более позитивный вопрос касается строительства 15-и детских дошкольных учреждений – в каких районах и городах они будут построены и решат ли полностью проблему?

Александр Бречалов: Основная проблема молочной отрасли в том, что закупочная цена на молоко падает. И если мы её до середины апреля пытались удерживать, то сегодня падение по некоторым видам - до 5 рублей. Я не буду предвосхищать события. Министр сельского хозяйства и продовольствия Ольга Викторовна Абрамова ведёт достаточно эффективно эту тему, глубоко вникла, и думаю, что в четверг-пятницу на этой неделе уже будут решения, которые мы сможем озвучить. Чтобы их достигнуть, мы повели переговоры не только с производителями, но и с закупщиками и переработчиками. Ситуация более сложная, чем мы предполагали. Причины – ввоз сухого молока, огромный, просто бесконтрольный объём. Это первое. Второе: на этой почве переработчикам просто стало выгодно делать продукты из сухого молока. Но на март благодаря нашим совместным усилиям с Госоветом (здесь мы отработали как одна команда) ситуация у нас была на фоне других регионов-производителей и переработчиков молока, наверное, лучшая. Понятно, что формулировка «мы лучшие, но всё равно у нас плохо» - нас не устраивает. Молоко в селе – это не только единица экономики, это ещё и социальная категория. Поэтому задача, честно скажу, очень сложная, но к концу недели, повторюсь, у нас будут решения. Возможно, они будут довольно жёсткими. Потому что ко всем участникам рынка у нас уже есть обоснованные, подтверждённые цифрами вопросы. Вы можете своё расследование произвести, мы вам будем признательны – сравните цены закупки молока и цены продажи в опт, насколько что «упало». Я думаю, вы поняли мою мысль. Так или иначе, мы (с основными игроками рынка) в конструктивном диалоге, и Минфин работает. Думаю, с ситуацией справимся. Но должен обратить в очередной раз внимание: инертность среди производителей молока тоже присутствует. Анализируем один и тот же район, где работают 3-4 производителя. При примерно равных исходных данных, например, объёме субсидий, у одного производителя себестоимость на 2 рубля ниже, чем у другого. Почему? Потому что он вкладывался в генетику, в науку, в корма – и постоянно этим занимается. Потому и падение цены, скажем, в 3 рубля – для кого-то оно фатальное, до уровня ниже себестоимости, а у кого-то ещё остаётся маржа в 2-50 или даже 3 рубля. То есть проблема комплексная. Производители настаивают на увеличении субсидий на литр молока и фиксации закупочных цен. Это невозможно по условиям рынка – мы же в рынке живём. И переработчики часто ссылаются на рынок: он всё отрегулирует. Но сегодня это уже не совсем верно. Цена сейчас не потому низкая, что молока много, а потому, что много контрафакта на рынке и много сухого молока. Поэтому мы готовы даже к не очень популярным и жёстким мерам, чтобы всё же отвоевать, отстоять наш рынок. Главное условие результативности: включиться в работу должны все – и производители, и переработчики.

Ярослав Семёнов: Отвечу на вопрос по детским садам и яслям. Титульные списки ещё окончательно не сформированы. В этом зале на этой неделе собирались, и вместе с представителями муниципальных образований и профильными ведомствами – определяли территории, где есть наибольшая потребность. Выделенные нам денежные средства будем распределять с учётом мнений муниципальных образований и профильных ведомств – Министерства строительства, ЖКХ и энергетики, Министерства образования и науки Удмуртии. И после того, как эта работа будет произведена, утвердим и обнародуем списки. Все потребности не закроем, так как работа продолжится в 2019 году, но значительная часть потребности региона уже в этом году будет обеспечена.

<…>

Юлия Мокрушина (ИА SM-News): По административной реформе: будет ли вводиться какая-то жёсткая организационная схема для министерств и ведомств – регламентированное количество замов, отделов? И второй вопрос: вы неоднократно критиковали Главу Ижевска и сегодня упомянули, что наибольшее количество обращений граждан есть именно по Ижевску. Планируете ли принимать меры к руководителю города?

Александр Бречалов: Что касается министерств, каждая ситуация индивидуальна. Например, сегодня в Министерстве национальной политики на 12 человек штата три заместителя министра. Продолжать нет смысла. И министр сама это понимает. В Министерстве строительства и ХКЖ шесть заместителей министра. Но заканчивали школу в переулке Прасовский в ручном режиме я, Ястреб (Министр строительства, ЖКХ и энергетики УР) и Прасолов (Председатель Государственного Совета УР). Зачем же нам тогда столько замминистров? Так что пока конструкция наша не эффективна. На майских праздниках часть членов Правительства и проектные менеджеры пройдут обучение – сначала в Ижевске, а потом, после 9 Мая, в Москве. Почему учимся? Не хватает компетенций и знаний. Есть желание иногда, но опыта мало. Может быть, плохие вещи скажу, но это так. Пока не буду называть министерства и людей, но по некоторым (персонам) вообще не понимаю, зачем их пригласили на государеву службу? Как они могут занимать позицию заместителя? Человек «плавает». Чтобы ответить на любой вопрос, звонит начальнику управления, тот - начальнику отдела, тот - начальнику сектора. Это правда. <…> Это не ирония, не смешно. Просто это столько времени отнимает! Невероятно! В итоге я практически живу в кабинете – круглосуточная работа. Половина того, что мы хотели сделать, не успели! У нас была возможность привлечь больше внебюджетных средств. Не успеваем! Сидит замученный Свинин, я его ругаю каждый день. Потому что опять в притык вошли. Мы должны были не просто начать, а закончить набережную в этом году. Но одним поручили, другим, третьим… Сколько, спрашиваем, нужно вам времени, чтобы сделать проект? Три месяца! Но послушайте, китайцы за этот срок построят 20 этажей, а мы только проект «рожаем». Дальше так не пойдёт, поэтому будем учиться, будем решать кадровые вопросы. Повторюсь, не «с плеча» рубить, адресно подходить, вникать в конкретные ситуации. Но в 2019 год должны войти даже не в новом количестве, а в новом качестве – проектные офисы в виде министерств.

Теперь что касается Ижевска. Я бы разделил отношения с городской властью на «до» и «после» - не знаю точно, какого периода. Условно «до» и «после» марта этого года. Нареканий очень много было изначально. Я приехал в начале апреля в прошлом году. Невооружённым глазом было видно, что снег не вывозится, грязь на дорогах. Но – мы договорились тогда со всеми главами муниципальных районов и городских округов, что у нас будет период, чтобы встроиться в новую систему, привыкнуть к новым требованиям. Не могу сказать, что всё получалось с Юрием Александровичем Тюриным, но по большей части получалось. Городом управлять очень сложно, а городом, где 90 процентов сетей изношено, и серьёзнейшие проблемы по дорогам, и обманутые дольщики, и прочее – ещё сложней. С большей частью задач вместе справлялись. Не ожидали подвигов, главнее было, чтобы не было противодействия. Но тут произошли определённые события – экстренный ремонт дорог, например, чушь и глупость полная. Мы видим, как ремонтируются после весны дороги. И никто не может ответить, почему один и тот же участок дорог каждый год весной ремонтируется подряд 6-7 лет. Мы-то понимаем сейчас, Ярослав Владимирович Семёнов готовит некоторые материалы. Поэтому к Юрию Александровичу, как и к некоторым другим главам, сегодня есть вопросы. Но претензий объективно становится всё больше. Есть моменты некоторые, которые без согласования с Главой и Правительством решать нельзя. Мы бьёмся-бьёмся с дольщиками, и тут вдруг комиссия собирается, и отказывает в предоставлении земельного участка (инвестору), чем-то мотивируя, что-то там придумывая… Ну кто-то захотел. Может быть, кто-то посоветовал Юрию Александровичу, я не знаю. Но точно сейчас история наших взаимоотношений пошла другая. Посмотрим, что дальше будет.

Михаил Красильников (ИА Udm-Info): У меня вопрос по поводу #ИнвестируйвУдмуртию. Вы в ходе своего выступления сказали, что это не просто хэштег, что реально есть перемены. Хочется больше конкретики, какие Вы задачи ставите на этот и на следующий год по инвестициям? Потому что сейчас, судя по последним статистическим данным, индекс промышленного производства в минусе, и по налоговым поступлениям меньше за первый квартал, чем в прошлом году…

Александр Бречалов: Меньше в чём, какой налог? Вы сильно ошибаетесь. У нас минус серьезный по налогу на прибыль, и он обоснован. Два крупных налогоплательщика, у них есть (особенность финансового года), они немножко проседают в первом квартале, но выравниваются до конца года. А по НДФЛ, по физлицам, по акцизам, по транспортному налогу у нас серьезный прирост <…> Я хотел бы, чтобы вы более внимательно, подробно следили за нашей деятельностью. Вот Александр Свинин перед вами, который отвечает за блок экономики. Мы стараемся информировать о любых изменениях в экономике, как в плюс так и в минус. Конкретные результаты могу перечислить. Я уже сказал сегодня: Сарапульский электрогенераторный завод, достаточно большой проект, почти 100 рабочих мест в плюс. Это лифтовые лебедки, и промышленная отгрузка уже произошла. Мало того, на этот проект было привлечено более 360 млн рублей недорогого кредита. По-моему, 3,8 процента <…> Сто тонн молока в Крым мы продаем. Большой контракт, более чем на миллиард рублей за три года: беспилотники – две наши компании, (одна из которых ZALA AERO). У нас несколько десятков проектов: маленьких, средних и достаточно крупных на выходе. Бизнес-миссии были. Объединённая авиастроительная компания ни в один регион в таком формате, как к нам, не выезжала. Я не хочу предвосхищать события и называть компании, где будет локализовано новое производство, но у нас два крупных предприятия уже на пути оформления этих документов. Плотная работа идёт с Госкорпорацией «Росатом», и с бизнес-дивизионом ТВЭЛ. Вот только сегодня Александр (Свинин) снова встречался (с одним из их руководителей). В Санкт-Петербурге мы подписываем соглашение, из которого следуют абсолютно конкретные действия по локализации здесь проектов. Институты развития – если нам удастся в этом году (а я уверен, что удастся) привлечь из Фонда развития промышленности «минус 4 процента» – это миллиард рублей, инвестиции на развитие, на реализацию малых и средних проектов. Я могу долго так перечислять. Поэтому мы вам можем какой-то организовать периодический брифинг экономического блока: Александр Свинин вместе с Генераловым (руководителем Корпорации развития Удмуртии), с Туминым (министром экономики УР) будут периодически вам докладывать о ситуации в экономике – в картинках, в каких-то дайджестах.

Понятно, что «раз - и все пошли инвестировать в Удмуртию» - это сложно. Почему? У нас рядом очень сильные конкуренты, где промышленные парки новые, с иголочки, с классными дорогами, два аэропорта на разных концах республики. Но, тем не менее, мы интересны. Абсолютно интересны. У нас большая повестка. Только на Петербургском международном экономическом форуме под сотню встреч сильных, деловых (запланировали). Мы обозначили себе очень амбициозные планы – удвоение экономики. То есть это, если ориентироваться на 50 миллиардов собственных доходов, 100 миллиардов через пять лет – или уже через четыре с половиной года. Опять же по некоторым ситуациям упираемся в менеджмент. Если вы следите, в Корпорацию развития Удмуртии сначала практически всех трудоустроили, сейчас практически всех уволили. Потому что ни один человек не справился с проектной работой. Ты ему даешь задачу и говоришь: «копай» туда. Он на середине остановился и задумался на неделю-две. И у нас ушёл проект. Серьёзно, мы очень много денег потеряли, потому что не хватает иногда физически Главы и Свинина. Сейчас нас усилил Генералов. Работу я бы оценил на крепкую троечку. Это с учетом того, что я очень критично к этому отношусь. Мы должны быть более агрессивными, именно не активными, а агрессивными в отстаивании рынка для наших предпринимателей. Да, кстати, не все дают такую обратную связь, как СЭГЗ, «Купол», Ижевский радиозавод, КОМОС, малые предприятия, которые готовы сотрудничать и понимают что нам от них ничего не надо, кроме того, чтобы они удваивали свои выручку, обеспечивали рабочие места и налоги. В целом же, считаю, что мы проделали хорошую работу.

А что касается налогов, здесь, мне кажется, ситуация нормальная. По промышленному производству мы первый квартал на 108 процентов обеспечили к первому кварталу 2017 года. При том, что, надо отметить, вертикального взлета вообще всей промышленности его нет. У нас до сих пор обрабатывающая промышленность, оборонно-промышленный комплекс, превалирующую долю имеют в ВРП. Общий же сбор налоговых и неналоговых платежей в 2016-2017 годах: 2016-й – 140 миллиардов, 2017-й – 168 миллиардов. Это не сильно отражается на местном, региональном бюджете, но, тем не менее, отражается. Мы уже делали корректировку да, Станислав Петрович (Евдокимов – министр финансов УР)? На сколько?

Станислав Евдокимов: Около двух миллиардов рублей.

Александр Бречалов: Два миллиарда рублей мы уже корректировку в плюс в этом году сделали. <…> Ситуация однозначно, при тех макроэкономических условиях, которые есть, - она больше в плюс, чем в минус. Если бы не сухое молоко, то, думаю, у нас по сельскому хозяйству была бы существенно лучше картина. Но я ещё раз говорю – проектов в работе, и как следствие, инвестиций в республику, их достаточно много. Если бы у нас там было десять Свининых, понимаете, и ещё пять Евдокимовых, я вам точно говорю, что мы в этом году бы большую часть набережной бы сделали. Причем на внебюджете. Но это надо от дизайн-проекта дойти до реализации, придумать финансовый инструмент. Придумать! Потому что увеличивать государственный долг нельзя. Здесь нужен проектный менеджер. Я ответил на ваш вопрос?

Дмитрий Винокуров (ИА «Удмуртия»): Александр Владимирович, в отчёте вы упомянули о том, что 50-метровый бассейн, возможно, получится достроить с привлечением частного инвестора. Можно чуть подробнее об этом? И вообще какие проекты по концессии, по ГЧП в ближайшее время будете двигать? Второй вопрос у меня с вашей предыдущей встречи в строительном техникуме: погоде, может быть, не соответствует, но вы там ребят порадовали, что пляж как-то будет обустроен нынче. Пожалуйста, если можно, подробности.

Александр Бречалов: Бассейн. Я не представляю, что нам может помешать начать его достраивать. Уже мы обо всем договорились. Это не инвестор, это ПАО «Газпром». Я вот здесь просто готов поклониться, сказать спасибо огромное Алексею Миллеру (Председатель Правления ПАО «Газпром»). Потому что республика как только могла испортила отношения с «Газпромом». Рост долга 20 процента ежегодно. По газу задолженность. Помимо этого мы даже, как это говорят, «не парились» по поводу синхронизации. «Газпром» потратил деньги, свою ветку довел, а синхронизация-то зачем? Хотя это неотъемлемый и важнейший элемент финансовой модели. У нас огромный долг – 900 миллионов, уже почти миллиард. Абсолютно безответственное отношение. Преимущественно должники – муниципальные и государственные предприятия. Поэтому было очень сложно, уговорить Алексея Борисовича (Миллера), чтобы он нам снова распаковал инвестиционную программу на миллиард девятьсот миллионов рублей и согласился достраивать бассейн. Мы договорились на особых условиях, я их сейчас не буду озвучивать – дождемся Санкт-Петербургского форума. Но самое позднее в сентябре мы выходим на объект <…> Деньги внебюджетные. Концессионером, мы очень надеемся, будет академия Александра Попова. Мы готовы к конкуренции в этом вопросе, но не так много организаций, которые профессионально управляют такими спортивными объектами.

Давайте коснусь теперь пляжа. У нас было желание, еще раз говорю, по (обустройству) всей набережной. Но (это дело будущего). Поэтому пока речь про пляж, куда люди ходят, запрещай – не запрещай. Я был там – комментарии не буду оставлять. У нас есть интересные предложения от инвестора, который готов вложить деньги, сделать цивилизованный отдых. Есть интересные проекты на воде… Давайте немножко подождем. Но мы считаем, что если есть некое место притяжения, то нужно его облагородить, сделать культурным, чтобы отвечать запросам людей. Не просто полежать, с собой пиво принести и позагорать, а организовать активности, сервис какой-то элементарный. Вы прекрасно понимаете, о чём идет речь. Что касается иных концессий, проектов несколько. Они достаточно сложные, Александр Александрович, что у нас уже сейчас на выходе?

Александр Свинин: Как сказал Александр Владимирович, это объекты социального плана. То есть привлечение частного капитала в решение социальных проблем, там, где мы не можем приватизировать предприятия, либо они недостаточно финансово эффективны для нас. Плюс это большие проекты, связанные с городской средой и безопасностью в городе. Но пока не будет официального обращения в Правительство, мы «публичить» эту информацию не можем, закон вы прекрасно знаете.

<…>

Георгий Поветкин (ИА Сусанин): Александр Владимирович, 4 апреля, в день приезда в Удмуртию вы сказали, что постараетесь не привозить сюда свою команду. Вот, через год мы видим, что Правительство очень сильно изменилось, в связи с этим вопрос: есть ли какой-то общий знаменатель у всех отставок 2017 года? И на сколько здесь, на Ваш взгляд, недостает местных специалистов, в том числе во властных структурах?

Александр Бречалов: Во-первых, я не обещал «не привозить никого». У меня есть принцип – я ничего вообще не обещаю, если не уверен, что могу сделать. Кто со мной ездил в районы, прекрасно знают это. Я сказал примерно так: «У меня нет желания всех заменить и привезти сюда всех из Москвы». Примерно так. Я вообще не делю. Я сам-то не из Москвы. То есть кто-то написал, не помню, что москвичи все. Это такая, немножко непрофессиональная история, ну да бог с ним, ладно. Я не из Москвы, а из Краснодара. Папа с Камчатки, мама – из Саратова.

Запрос на местные кадры очень большой. Например, у нас сейчас в работе 47 организаций со 100-процентным участием республики и муниципалитетов - типа «Удмуртлес», «Аптеки Удмуртии», «Удмуртохота» и так далее. 47. Это что означает? Нужно 47 руководителей, которым будет задача вывести из кризиса и показать прибыль. Это одна часть. Потом, естественно, это прерогатива Председателя Правительства и министров, их менеджмент – заместители и так далее. Но самая большая потребность – в проектных менеджерах. Мало кто понимает, что такое вообще проект и как им управлять. Понимают, что такое процесс, проект это уже сложнее. Поэтому мы по некоторым позициям ищем менеджеров по всей стране. Мы очень заинтересованы в том, чтобы находить в Удмуртии – и находим. Вы говорите: изменилось Правительство. Ну да, изменилось. Но вы же видите, я считаю, что мы сильных нашли министров. Министр сельского хозяйства Ольга Абрамова, и Наталья Гольцова (министр спорта УР), я вам скажу с очень высоким КПД министр (может быть, какие-то вещи из-за своего старания делает излишне, но ровно потому, что не на кого переложить). Я доволен как Болотникова (министр образования и науки УР) и Чуракова (министр социальной политики и труда УР) работают. Титов (министр здравоохранения УР) - он из Ижевска, хотя, будучи военным врачом, работал по всей стране. Сильные кадры есть в Удмуртии. Нужно формировать резерв – этим обязательно будем заниматься. Многие хотят работать в Удмуртии, в команде, но я вас уверяю, у нас в приоритете – местные кадры. Нам очень хочется, чтобы именно местные руководители проявляли себя и реализовывали проекты.

Юлия Лебедева (Медиагруппа «Центр»): Вы сегодня в своем выступлении не раз упоминали Александра Александровича Волкова. Может быть, есть ещё какие-то его наставления, пожелания, которые вы сейчас реализовываете, и в будущем планируете реализовывать? Ну и второй вопрос касается дорог. У нас очень медленно идут сейчас торги по закупке материала для ремонта дорог, вот хотелось бы знать, уложитесь ли вы в сроки, как вообще? Спасибо.

Александр Бречалов: Про дороги, это Ярослав Владимирович (Семенов)… По поводу Волкова, та, к сожалению, единственная встреча (слава Богу, что она была), она была больше дружественной. Не то, чтобы наставления… Он (Волков) имел право какие-то советы мне дать – это очень правильно. И глупо было бы ими не воспользоваться, потому что человек проработал в республике с 1973 года, когда я родился (если я не ошибаюсь, я могу и ошибаться, извините), отдал всю жизнь свою республике. И когда начинают критиковать и ругать, мало кто помнит, что начинал-то человек также, как и большинство из нас, но благодаря своему таланту, я считаю, – абсолютно заслуженно, управлял достаточно эффективно республикой. Я не хочу давать никакие оценки, это, на мой взгляд, не этично. Знаете, я всегда задаю себе вопрос: ты сделай лучше сначала, чтоб потом оценивать. Хотя мне очень было выгодно, особенно в предвыборной кампании, проехаться и по нему, и по его предшественнику, Александру Васильевичу (Соловьеву), но вы знаете, мы это ни в коем случае не делали, потому что есть человеческие какие-то границы.

Министерство национальной политики, безусловно, и я обратил на это внимание, и вижу, как выстроена работа, и то, что, слава Богу, Удмуртию не лихорадит на этнические и межнациональные темы, в общем-то заслуга и его (Волкова А.А.) в том числе и той команды, которая долго работала в этом направлении.

Сельские спортивные игры… Он (Волков А.А.) очень переживал за эту тему. Я ему искренне признателен, не только потому, что спортом занимаюсь. Я почти всю страну проехал, я на селе, в районных центрах такого никогда не видел. Это настоящая качественная живая эмоция. Её чтобы создать, надо быть фанатиком этого. Я понимаю, что у нас 30 процентов населения живёт на селе, в том числе по этой причине, что у нас там современная инфраструктура, что у людей от летних до зимних игр, от зимних до летних, эмоция такая правильная: скоро будут соревнования, и мы снова с семьёй выйдем, поедем туда… Это очень круто! Это не просто сохранить, оставить.

Но ещё важное, что было сказано, это школы – «надо строить школы». Здесь пока мы не удовлетворены темпом, тут я не буду пока даже комментировать, будем понимать, что у нас с бюджетом 2018 года будет какая динамика. <…>

Я уверен, что что-то у него не получилось, что-то не получиться у меня. Но почему я с ним встретился с одним из первых и почему я всегда о нём вспоминаю, потому что, знаете, нам очень легко перейти эту границу человечности. Вы же видите, там в социальных сетях: чтобы там не было, какую бы грязь не лили – я всё равно её (страницу в соцсетях) веду.

Но я очень хорошо помню этот момент: я в инстаграме разместил пост с Александром Александровичем (Волковым), вы посмотрите, сколько там было комментариев – чуть ли не прокляли и сразу отмаркировали меня, что всё: этот тоже будет там воровать… Встреча с ним – я на это сознательно шёл, потому что надо было легитимизировать его. Если мы будем перечёркивать <…>, также будет и с нами, и мы лицо своё как люди потеряем. И я рад, что мы с ним успели встретиться, и я рад, что он очень многие здесь реализовал проекты. <…>

И кстати, реабилитационный центр, бассейн – это его инициативы. Главное, об этом не забывать.

Ярослав Семенов: По дорогам… То что вы спросили в отношении сроков, мы в этом году, когда нас похвалили, что в 2017 году успешно реализовали проект на территории Удмуртской Республики, тем не менее, мы этим местом были не удовлетворены. Ту задачу, которую Александр Владимирович (Бречалов) поставил, чтобы в рейтинге субъектов двигать всё выше и выше…

Александр Бречалов: Не выше, а быть первыми!

Ярослав Семенов: На сегодняшний момент приоритетный проект «Безопасный качественные дороги» - это именно проект, где он расписан от первого дня, от ноября 2016 года до марта 2025 года, вплоть по дням каждый субъект. И программа у Александра Владимировича (Бречалова), она на планшете. Мы оказались в тройке лидеров по первому этапу – по заключению контрактов. И на сегодняшний момент у нас законтрактованы все эти объёмы. И поэтому, когда вы даёте оценку, что сейчас медленно идут закупки материалов, - они не идут медленно.

Александр Бречалов: Они идут быстрее, чем в прошлом году, и более чётко… Программа «Эталон» у меня на планшете… <…>

Ярослав Семенов: Мы готовы с общественными организациями объяснять, как устроено дорожное полотно, в какие сроки необходимо заключить договор на поставку оборудования и так далее. <…> То есть расписано всё: от момента заключения контракта до момента принятия дороги… Мы идём в графиках по всем этим направлениям, часть контрактов уже заключена, часть будет буквально в течение двух недель.

Ксения Мороз (ТРК «Удмуртия»): Александр Владимирович, Вы сегодня заявили о том, что у нас тысяча бесхозных зданий. Они пойдут на продажу или Вы рассматриваете возможность, например, перепрофилирования этих зданий под какие-то социальные объекты? Алексей Михайлович, и к Вам этот же вопрос. Спасибо.

Александр Бречалов: <…> Давайте я начну. Мы все проекты будем показывать вам – абсолютно. На аппаратном совещании, которое будет 28 числа, первые проекты мы покажем. <…> Какие-то (объекты) мы будем списывать и уничтожать, потому что мы платим за обслуживание деньги. Какие-то, вы правильно говорите, перепрофилировать. Какие-то мы будем продавать, какие-то сами развивать, но главное требование и принцип – это всё будет обсуждаться открыто. <…> Всё абсолютно прозрачно, каждый шаг. Это касается вообще всей работы. А всё, что касается имущества, это полная прозрачность. Мы готовы ответить за каждый квадратный метр и за каждый гектар земли. Поэтому всё будет открыто и прозрачно. Может вы захотите чего-то там купить и так далее. Действительно, объектов достаточно много. Мало того, после оптимизации у нас будут тысячи квадратных метров, которые мы тоже собираемся реализовывать. Мы не сказали, с Евдокимовым и Семеновым считали те три пункта (я дороги не беру), о которых я сегодня говорил (проекты), мы рассчитываем совокупно с них получить около 5 млрд рублей. Вот наши такие ориентиры. Возможно ещё больше, но мы, знаете, так пессимистически настроены. <…>

Алексей Прасолов: Во-первых, то, что делает Правительство – мы параллельно идём рядом, цель у нас одна, и мы стараемся её достичь вместе. Недавний пример – мы подготовили письмо, направили на адрес Правительства рассмотреть ряд объектов, которые можно сегодня вернуть в эксплуатацию, но уже в другом виде. Непрофилированно занимают детские сады некоторые другие организации, таких только в Индустриальном районе два садика стоит. В это же самое время на сегодняшний день Администрация Ижевска выставила одно здание на продажу, которое они продают, продают и продать не могут. Мы спрашиваем, а вот это можно туда переселить? Да, конечно, можно. Получается, что эта часть города получает два садика.

Мы говорим о том, что не хватает мест в яслях. Да, с трёх до семи лет мы практически закрыли всю программу. С двух месяцев, хотя это тоже проблема, и многие говорят, что с двух месяцев не отдадут детей, но с полутора лет нужно отдавать, чтобы мы могли привлечь на сегодняшний день трудоспособных мам в производство и в работу. <…> И мы рука об руку этот вопрос решаем. Если помещение пустует, и никто не хочет его занять, - надо или выставлять его на продажу, или пусть собственник на этих площадях что-то придумывает, и получает от этого рентабельность, или же привлекает другого собственника, который на этих же площадях принесёт пользу в том числе и себе, и республике, платя налог НДФЛ, налог на прибыль. Совершенно правильный подход и правильное направление. И Государственный Совет в общении с избирателями многие вещи может быть и больше видит, а если мы их видим больше, то мы этой информацией обмениваемся друг с другом.

Ирина Кропачева (ГТРК «Удмуртия»): Алексей Михайлович, какую оценку Вы бы поставили деятельности Правительства в минувшем году? Чем будете помогать в будущей работе?

Алексей Прасолов: Все аплодисменты, которые прозвучали в зале – это как раз оценка Правительству и оценка докладу, что сделал наш Глава республики. А работа на будущее – это очень серьёзная работа, и её можно сделать только вместе. <…> Если мы не будем рука об руку работать, то будет сложно. Мы готовы работать рука об руку, что собственно и сейчас происходит.

Ольга Кожемякина («Увинская газета»): Добрый вечер, сегодня много говорили о дорогах, мы услышали постулат «качественно, но более дешево». Как в этот постулат вписывается нагрузка на эти дороги – я сейчас имею в виду большегрузный транспорт, который регулярно курсирует по муниципальным районам и портит дороги? Сегодняшняя дорожная карта по ремонту дорог, будет ли вписана в неё эта нагрузка?

Александр Бречалов: Портят… Сейчас Ярослав Владимирович (Семенов) добавит. Смотрите, у нас 44 процента всего дорог в нормативном состоянии. Понимаете? Дорожный фонд, он понятен, помощь от Федерации тоже понятна, мы работаем в направлении «дешевле, но в хорошем качестве», используя новые технологии, новые подходы управления, цена расходных материалов (тут был вопрос очень справедливый по этому поводу), но всё равно этих денег катастрофически не хватает для того, чтобы решить все проблемы. Мы когда ездили по районам в 2017 году, сформировали такой список «5-3-2»: 5 дорог внутрирайонные, 3 межмуниципальные и 2 объекта – мостовые переходы и так далее. Примерно, на первый взгляд, получилось около 9 млрд рублей, чтобы удовлетворить запросы всех наших районов, я уже не говорю про городские округа. Поэтому абсолютно честно говорю, со всеми задачами с ходу справиться не можем. Нам бы потянуть в этом году те задачи, которые мы определили. Вообще беспрецедентный объём ремонта дорог. Но естественно мы эту проблему знаем, вы во всём правы. Пути два: по отдельным объектам – это объездная дорога, по отдельным объектам – это усиление в зависимости от трафика. Ярослав Владимирович, добавляйте.

Ярослав Семенов: Тот вопрос, о котором вы говорите, в части сохранности дорог из-за нагрузки на ось, там, где у нас большегрузный транспорт – будь-то лесная промышленность, нефтяная промышленность, то здесь есть несколько путей. Первое – это традиционное сезонное перекрытие дорог, закрытие возможностей для передвижения с такой большой нагрузкой. Второе – это, конечно же, пункты весогабаритного контроля. Но мы должны понимать, что весогабаритный контроль, там где замеряется нагрузка на ось, мы работаем совместно с сотрудниками полиции. Есть ведомственные ограничения по линии МВД о том, что когда мы останавливаем транспорт, его необходимо эвакуировать, а для этого должны быть оборудованы места для стоянок. Но мы этот вопрос всё равно решаем, тесно взаимодействуя с сотрудниками полиции, с ГИБДД, и посты выставляем по сообщениям Администраций муниципальных образований, где наиболее часто встречающиеся ситуации с нагрузкой на ось, там, где дорожное полотно разрушается. Второе – это в целом концессия большая на увеличение сети весогабаритного контроля и фото- видео- фиксации для того, чтобы мы могли отсечь возможность разрушать те дороги, которые мы заново строим. То есть, если говорить про дорогу 4 категории сложности, понятно, что большегрузы, выражаясь простым языком, могут её «убить» за один год. И поэтому планы по реконструкции дорог мы будем взаимоувязывать с установкой пунктов весогабаритного контроля, как мобильных, так и стационарных.

Ирина Шадрина («Красное Прикамье», Сарапул): Меня интересует ваше отношение к предложению руководителя фракции «Единая Россия» Госсовета УР Анатолия Фёдоровича Наумова о разработке комплексной программы приоритетного развития промышленности Удмуртии с определением головных предприятий и развитой сетью производства комплектующих. Насколько это реально и поддерживаете ли вы эту идею?

Александр Бречалов: <…> Я уверен, что наши коллеги имеют достаточно опыта и знаний, чтобы предлагать такие идеи. Мы, конечно же, если это будет во благо, поддержим. Вообще любые изменения, которые носят такой характер, знаете, системный – приведение в какую-то систему, мы только «за». Потому что у нас очень часто происходит то, что одна компания производит какие-то расходные материалы в Москве, при этом Москва закупает у нашего же производителя, который в ста километрах находится. Мы об этом не знаем, наценка идёт - это из реальной ситуации, из жизни. Поэтому такие инициативы, мы, конечно, будем поддерживать. Но при этом мы здесь исходим из того, что предприятия нам ставят задачу. Если мы понимаем, что это не противоречит закону (антимонопольному законодательству) и нашим возможностям, мы с удовольствием будем её выполнять. Мы абсолютно искренне радуемся, когда нас «грузят» какими-то просьбами продать продукцию и услуги, продвинуть на других рынках и т.д. Здесь очень профессиональное было выступление, на мой взгляд, хорошая инициатива, будем её прорабатывать и готовы поддерживать.

<…>

Ольга Кожемякина («Увинская газета»): Сегодня я услышала, что будет каких-то образом двигаться вопрос по строительству очистных сооружений в Можге. Ува очень нуждается в очистных сооружениях тоже, вы в курсе. У меня вопрос: каким образом руководство региона намерено решать такие большезатратные проекты, может есть какая-то очередность или есть какая-то программа? Спасибо.

Александр Бречалов: <…> Очередность, она обусловлена: первое - наличием или отсутствием очистных (сооружений). В Можге они отсутствуют, как таковые. Даже этап механической очистки мы так и не смогли сделать. В Уве ситуация другая, там нагрузка, насколько я помню и т.д. Это первое, что мы определяем в плане приоритетности – собственно, отсутствие или наличие, и нагрузка, насколько критичная ситуация… Денег, конечно, там несколько миллиардов рублей. Поэтому мы с финансовым блоком постоянно думаем над новыми финансовыми инструментами, исключая заимствования республикой. Я пока не буду говорить о том, как мы собираемся там делать в Можге, но мы это делать будем. В настоящий момент плана очередности у нас нет, у нас есть такие же, как Ува, несколько объектов. <…> (Когда) мы выйдем в график социально-экономического развития, который у нас был и который «поплыл» в 2014-2015 годах <…>, если у нас форс-мажоров каких-то не будет внешних, то, я думаю, мы выйдем и поймём, в какое время мы будем что ремонтировать.

Наталья Калинина («Рассвет», Якшур-Бодьинский район): Повсеместно по Удмуртии создаётся Единая диспетчерская сеть скорой помощи. Сельские жители, как всегда, волнуются, не будет ли сокращение услуг, кабинетов медицинской помощи? Если нет, я хочу уже завтра в номере успокоить наших читателей.

Александр Бречалов: Слушайте, мы насокращались. Спасибо за вопрос. Я вам понимаю, лучше задать его здесь и объяснить, чем потом слухи будут и домыслы – вы правы в этом смысле. Мы насокращались. У нас наоборот есть нехватка (кадров) при открытых вакансиях. Например, завтра опять же в Сюмсинский район еду, в посёлок Кизьмезь, там хорошая поликлиника практически, второй этаж – пустой, и вообще во всей поликлинике один фельдшер. То есть мы наоборот туда ищем специалиста. И у нас много позиций, вакансии открыты, а мы людей найти не можем. Потому что рынок конкурентный: хорошие специалисты, они уезжают в другой регион, в другие районы. Поэтому нет, таких планов (по сокращению), не дай Бог, нет. У нас есть, где искать резервы, и это точно не сфера образования, здравоохранения и т.д. Вы сегодня услышали, где мы будем сокращать – вот с себя начинаем. Будем смотреть.

Ярослав Семенов: Это, скорее всего, вопрос по службе «112» – делается объединение всех служб, но оно ни в коем случае не делается за счёт сокращения людей.

Андрей Сенчёнок (Интерфакс): Может быть, в мае, июне, вы говорили, что планируется в частности пересмотреть итоги приватизации государственной, муниципальной собственности. Проводится ли такая работа, и есть ли какие-то уже планы, назовём так – «реприватизации»? То есть, если с нарушениями было что-то приватизировано…

Александр Бречалов: Работа такая проводится. Это не было, что называется, самым главным пунктом нашей программы, но, безусловно, мы смотрим внимательно на те процессы, которые здесь происходили. <…> У нас есть некоторые сюжеты такие вопиющие, мы по ним проводим проверку, безусловно. Но это такой вопрос не для сегодняшнего дня, обсуждения, когда будет соответственно факт - мы его озвучим.

Андрей Сенчёнок (Интерфакс): Много ли таких фактов?

Александр Бречалов: Нет, не много. <…> Спасибо, коллеги. Завтра все в Сюмси – приглашаю. Работаем.

Возврат к списку